Признаюсь в грехе: наблюдая месяц за месяцем за работой Илги Шуплински, меня местами посещало некое подобие чувства жалости, — Боже, ну что же у человека все так страшно не получается, ну почему она мается на должности, которая подходит ей меньше, чем кресло премьера Гобземсу, пишет на портале Pietiek публицист Лато Лапса.


И тогда вдруг я прочитал новость агентства ЛЕТА с заголовком «Дискуссия педагогов и Шуплински об зарплатах учителей превратилась во взаимный обмен упреками». Конечно, «национальное информационное агентство» уже давно не является заслуживающим доверия источником новостей, однако, если никаких высказываний о неадекватном освещении от Шуплинской не последовало, можно допустить, что хотя бы часть написанного является правдой.

Тут будут лишь несколько ярких выражений.

«Шуплинска указала присутствующим, что определенное законом повышение зарплат будет возможно, если доходы от конфискации незаконно добытых средств будут пополнять бюджет. Тогда можно будет наблюдать за графиком зарплат педагогов. По словам министра, на эту тему прописана согласованная с министерством финансов позиция в основном бюджете.»

Вот еще.

«Шуплинска призвала педагогов задуматься о том, насколько независимой является политика СМИ в стране, а также спросила у присутствующих членов совета, какие СМИ они читают и как получают информацию. После этого министр сказала, что грамотность СМИ нужно укреплять, что это также является одной из причин, почему было необходимо увеличивать финансирование политических партий.»

И еще немного.

«Шуплинска также выразила неудовлетворенность освещением высказанных ею слов о ставках педагогов. Он заявила, что во время интервью на „Латвийском радио“, она пыталась начать дискуссию, а не вносить конкретные изменения в принцип образования ставок для педагогов.»

И еще чуть-чуть.

«Как заявила министр, у нее образовался стереотип, что уровень критических суждений общественности находится на самом низком уровне, поскольку „на следующем уровне необходимо критическое мышление и способность обрабатывать большой поток информации, нужен свой опыт, теория и аргументированная передача опыта.“ „Но что-то не выходит“, считает министр. „Настолько чувствительный и построенный на эмоциях подход в вопросе решения проблем я не видела и десять лет назад.“»

Можно было бы еще продолжать, но...если честно, я в своей медийной жизни повидал многое, но то, что министр говорит в такой манере с представителями отрасли, о которой ей нужно заботиться и за которую надо отвечать, — нет, такого я ранее не видел.

Тут нет места для жалости. Реальность такова, что на пост министра образования поставлен человек, который совершенно не соответствует должности, который вместо диалога способен только на жалобы и самооправдание. Другими словами, высокомерная и заносчивая дура.