"В XIX веке Карл Маркс разделил общество того времени на два противоположных класса. К классу капиталистов были причислены те, кто потреблял значительно больше среднего уровня, а к пролетариату были причислены продуктивные социальные группы, потреблявшие в среднем ниже среднего уровня, - пишет Юрис Пайдерс в "Неаткариге" (пер. Press.lv).


С учётом реальности того времени Карл Маркс пришёл к выводу, что в наибольшей мере общественные блага имели собственники капитала (предприятий) и землевладельцы. С другой стороны, наёмные работники получали доход от одного члена семьи, в десятки и сотни раз ниже доходов среднего «капиталиста».

Марксисты в качестве догмы принимали тот факт, что если в будущем не случится социалистическая революция, то противоречия между капиталистами и рабочим классом продолжат обостряться. Первые станут сильнее, вторые — беднее. Если не будет революции, то капиталисты всегда будут более сильным классом.

Принимая во внимание риск социальных революций в первой половине XX века, в отношения работодателей и рабочего класса вмешалась государственная власть, установив как минимальную зарплату, так и минимальные социальные стандарты - и главные причины революций были устранены. Догма, которую марксисты приняли на все времена - капиталисты всегда будет самым сильным классом - начала исчезать с середины ХХ века.

Во время Второй мировой войны произошло выравнивание потребления во всех воюющих странах, особенно в США и Великобритании. Направление доходов от капитала на потребление было обложено огромными налогами, и постепенно изменилась пропорция между теми, кто получает самую большую долю национального богатства.

В конце ХХ века в США самой большой социальной группой, получившей пропорционально самый большой доход на одного члена своей группы, стали не капиталисты — владельцы предприятий, а "юридическая корпорация" (общность юристов, адвокатов, прокуроров, полиции, ФБР и судей). Она получили и богатство (20% всех доходов в государстве), и власть.

Юридическая корпорация США могла и может довести до банкрота любого, даже самого богатого. Когда в середине 1970-х самые высокие доходы имели табачные компании, юридическая корпорация с помощью многомиллионных компенсаций больным раком лёгких просто раздела владельцев этих компаний. Когда Билл Гейтс слишком высоко поднял голову - юридическая корпорация начала судебные процессы против Microsoft почти в каждом штате.

Юридическая корпорация может в любой момент показать, кому принадлежит реальная власть в Америке.

На рубеже тысячелетий с юридической корпорацией могли состязаться только ведущие корпорации банковского и финансового секторов, а также сектора IT. В Швеции в начале XXI века, к большому удивлению исследователей, было обнаружено, что наибольшую выгоду от ресурсов предприятий получают не владельцы, а общность профессиональных управляющих предприятиями.

Какая группа людей в Латвии получает пропорционально самую большую долю национального богатства? Было время (в конце девяностых годов), когда это были крупные капиталисты, которых теперь называют олигархами.

Они, безусловно, не являются владельцами предприятий, работающих в условиях жёсткой конкуренции и потери клиентов (отъезда населения из страны). Крупные капиталисты или олигархи - это пройденный этап.

Руководящим классом в Латвии, по образцу Америки, не стала и юридическая корпорация, хотя она получила весьма большое влияние.

Группу людей, получающих в Латвии самый большой доход от национального богатства и реальную власть в стране, можно назвать «кланом закупок».

В эту группу входят люди, принимающие решения о закупках на государственном и муниципальном уровне, руководство и владельцы тех предприятий, которые специализируются на победах в закупках, сотрудники спецслужб, крышующие и раздающие промышленные сертификаты, юристы и сотрудники правоохранительных органов, руководители, которые стряпают договора, правила, организуют закупки и их оспаривают и т. д.

Эта система всесильна. Она время от времени освобождается от тех, кто в нее не вписывается, задерживая их публично и, возможно, даже осуждая.

Члены системы игнорируют всё. Если строители, входящие в клан системы закупок, не хотят ремонтировать дороги летом (летом надо было обслуживать важных клиентов), то по разработанной схеме обжалования процесс закупки задерживается с тем, чтобы ремонты начать в сентябре и т. д.

Так называемые общественные СМИ послушно обслуживают потребности клана закупок. Для клана закупок изобретаются новые термины. Самый свежий из них - «фискальное пространство».

На самом деле термин « фискальное пространство на 2018 год» означает сумму денег, которую клан закупок намеревается украсть у государства в 2018 году.

Для того, чтобы население не протестовало против настоящих хозяев этой страны — клана закупок, можно пожертвовать парой т. н. старых олигархов, которые уже не влияют на наиболее важные события в стране. Старые олигархи хорошо понимают процессы, происходящие в стране. Если их хорошо скомпрометировать, то никто и не поверит их речам о реальной силе и перераспределении богатства в Латвии.

Скорее всего, именно поэтому из пыльных архивов были подняты «переговоры олигархов» восьмилетней давности. Теперь гнев общественности перенаправлен на старых олигархов, а клан закупок может беспрепятственно осваивать новые вершины, внедряя свои схемы в реформу здравоохранения и налоговую реформу."