Разоблачение подозрительных и, возможно, мошеннических действий присяжного судебного исполнителя Роланда Вейнбергса вызвало потрясение у людей, но также стало поводом для разговора о других случаях. Законность действий судебных исполнителей может определить только суд, но моряк и музыкант Оярс Ранцанс потерял свою квартиру и вещи из-за мелочи – его долг составлял 265 евро, пишет "Неаткарига".


Ранцанс обратится в полицию, в совет судебных приставов, но ощущение было, что он бьется об стену. Полиция не ведет расследования, совет ссылается на безапелляционное решение суда - значит, это его вина. Наконец, музыкант обратится в Министерство юстиции. Это единственное учреждение, от которого в конце прошлого года был получен чуть более обнадеживающий ответ:

“Минюст приступил к изучению обстоятельств, указанных в ваших жалобах на действия присяжных судебных приставов. Сообщаем Вам, что Министерство юстиции получило запрошенную информацию об обстоятельствах, указанных в Ваших жалобах, от судебных приставов Й. Йонаса и В. Бренце, однако, оценив полученную письменную информацию, Министерство юстиции пришло к выводу, что это необходима дополнительная информация от судебного пристава Й. Йонаса. В связи с вышеизложенным, после получения всей необходимой информации и правовой оценки материалов, Министерство юстиции даст ответ на ваши жалобы.”

Судебный пристав Янис Йонас был тем, кто организовал продажу квартиры на аукционе с целью взыскания долга, а судебный пристав Вита Бренце передала квартиру новому владельцу. По словам Ояра Ранцанса, это действие было несоразмерным и имело признаки уголовного преступления.

Оярс Ранцанс обратился за помощью к журналистам, заметив широко обсуждаемый в СМИ скандал о незаконных действиях судебного пристава по отчуждению единственного жилья у пожилой женщины. Судебный исполнитель продал квартиру, но разницу между долгом и суммой продажи не вернул. Против судебного пристава начат уголовный процесс, он отстранен от должности постановлением министерства.

Оярс Ранцанс теперь хочет добиться того же: “Хочу поделиться информацией об инциденте, произошедшем со мной в конце года, который по цинизму и правовому нигилизму может даже превзойти инцидент с вышеупомянутой дамой.” Он получил разницу в деньгах за выставленную на аукцион квартиру, но исчезли вещи, дорогостоящая профессиональная аудиотехника, которая позже была опознана им в объявлении о продаже в Интернете.

Сюжет этого происшествия, не вдаваясь в подробности, таков. В 2019 году у собственника квартиры возник спор с управляющим - квартирным кооперативом «Стабурагс» по поводу размера коммунальных платежей. Доверительный управляющий обратился в суд, и суд постановил, что долг подлежит выплате.

Ояр Ранцанс утверждает, что перевел долг в размере 1742 68 евро, то есть большую его часть. Однако на тот момент судебный пристав Янис Йонас уже приступил к работе, и у него была информация только о первоначальной сумме долга.

Здесь важно упомянуть, что Ояр Ранцанс - моряк. Он уезжает на шесть-семь месяцев. Личные причины. Известие о том, что с квартирой что-то не так, он получил от знакомого. Вещи из квартиры были распроданы в социальных сетях. Вещи довольно специфические, поэтому легко узнаваемые - они связаны со вторым занятием Ояра Ранцана - аудиозаписями. Общая сумма вещей составляет около 20 000 евро.

В итоге мужчина вернулся домой и обнаружил, что квартиру ему больше не принадлежит. Заменен замок, квартира продана на аукционе и передана новому владельцу для взыскания долга в пользу управляющего.

Журналисты связались с судебным приставом Янисом Йонасом, задав ему вопрос, правильно ли это лишать человека дома за 265 евро? И не будет ли эта история похожа на скандал с участием коллеги Вайнбергса. Судебный исполнитель ответил отрицательно.

Сам Оярс Ранцанс виновен в том, что он так долго не реагировал на предупреждения судебного пристава, а за время своего длительного отсутствия не уполномочил никого заботиться об имуществе и связанных с ним обязательств.

Долг копился. А остаток после продажи квартиры Ранцанс получил. Так что здесь нельзя говорить о мошенничестве. Что касается суммы долга, судебный исполнитель руководствовался информацией, предоставленной взыскателем, то есть управляющим зданием, и включил самую большую сумму - 1742 евро, к которой необходимо добавить расходы на взыскание. Если Оярс Ранцанс перечислил деньги непосредственно доверительному управляющему, но доверительный управляющий не сообщил об этом судебному исполнителю, это уже их спор.

“Я не могу сказать, кто тут прав”, - говорит судебный пристав Йонас. Как бы то ни было, но квартира сейчас продана, у нее новый хозяин, и восстановить права на нее Ранцанса практически невозможно. Единственный совет судебного пристава: “Если выплаты производились, я бы обратился к домуправу и поборолся бы за возмещение ущерба. Это делается в суде.”