Что отличает нынешних латвийских политиков от тех, которые были во времена становления государства, после распада СССР? Почему экономическая, демографическая и социальная ситуация в Латвии такие, какие они есть, и что необходимо сделать для их улучшения? Об этом и многом другом информационно-аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с бесспорным мэтром латвийской политики Янисом Юркансом.


— Господин Юрканс, Вы были первым министром иностранных дел постсоветской Латвии. Насколько нынешние политики отличаются от тех, которые были «в ваше время»? В чём заключается это отличие?

— Отличие простое: мы были заряжены идеей построения нового государства. Это было время, когда вся наша страна была единой. У людей, стоящих на баррикадах, не спрашивали ни паспорта, ни национальности.

Всех связывала общая цель: мы, «Народный фронт», тогда обещали, что возобновим демократическую Латвию со всеми правами для всех жителей страны. И люди нам верили. Однако потом получившая власть правящая элита отошла от этих обещаний. Еще будучи министром иностранных дел, я начал говорить, что мы движемся в никуда.

Почему я так сделал? Я считал себя ответственным за все обещания «Народного фронта» и думал, что моя обязанность заключается в представлении не только Латвии за границей, но и «заграницы» в Латвии. Я уже тогда предупреждал, что «Европа нас не поймет», и эта моя фраза даже вошла в обиход. Я полагал, что интеграция Латвии в европейские структуры поможет процессу создания демократии. Я был в числе основателей Партии народного согласия, однако оказалось, что «согласие» не востребовано в обществе ни тогда, ни сейчас.

Латышское население стало, условно говоря, «отыгрываться» на русскоязычных за 50 лет пребывания в составе СССР, а русскоязычные, естественно, разочаровались в Латвии, когда оказалось, что обещания «Народного фронта» так и не были выполнены.

Естественно, что, когда государство относится к тебе как мачеха… Я думаю, это одна из причин того, что Латвия является одной из самых бедных стран — членов Евросоюза. В прошлом году Европарламент учредил комиссию, которая исследовала уровень коррупции в ЕС. Были опубликованы результаты исследования, и оказалось, что до пяти миллиардов евро ежегодно Латвия крадет у себя.

— Вы как-то говорили, что в Латвии нет серьезной внешней или внутренней политики, поскольку государством правят люди «второго сорта». Интересно, а когда у нас появятся политики «первого сорта» и что необходимо сделать для их появления?

— Думаю, что лишь тогда, когда экономическая ситуация в стране настолько ухудшится, что у латвийского избирателя произойдет «сотрясение мозга», можно будет говорить о каких-нибудь переменах в мышлении правящей элиты. Лишь тогда, когда избиратель начнет задумываться о том, почему у нас всё происходит так, как оно происходит, почему его обкрадывают в установленном законом порядке, кто пишет эти законы, — только тогда начнутся перемены.

К сожалению, наш избиратель неразборчив, он не понимает, кто его обкрадывает, да и латвийское гражданское общество совершенно неактивно. Вот, например, в прессе часто появляются заметки о плохом качестве наших дорог. Но о том, почему у нас такие плохие дороги, как расходуются деньги, идущие на их содержание, — такого анализа я не видел. Для отвлечения сознания идет постоянная милитаризация населения. Всё время заявляют, что вот-вот на Латвию нападут. Поэтому нужно затянуть пояса, а деньги вкладывать в оборону.

Однако, помимо понимания того, что происходит, избиратели также должны и требовать изменений.

На мой взгляд, сейчас необходим второй «Народный фронт» — структура, которая бы пользовалась доверием всего населения, а не только его части.

Но сегодня мы очень далеки от этого. Ведь у нас общество расколото не только по национальному признаку. Партии власти сначала пользуются большой популярностью, выступают за честную власть, обещают бороться с коррупцией, но через некоторое время сами становятся частью системы и теряют доверие избирателей.

— Перефразируя известную фразу, «других политиков у нас нет». Так, может быть, население Латвии устраивает всё, что происходит в управлении государством, ведь не зря же говорят, что парламент — это зеркало общества?

— Есть довольно грубая фраза, но она, как никогда, отображает нашу действительность: «На выборы идут бараны и бьют в барабаны, а кожу на барабаны дают сами бараны». Как я уже говорил, избиратель в массе своей подходит к голосованию некритично.

В то же время те, кто понимает, что у нас происходит, также понимают, что изменить происходящее они не могут и им лучше уехать в другие страны и там начать строить свою жизнь.

Ведь если посмотреть на состав наших эмигрантов, это активные люди среднего возраста и молодежь. В Латвии же в скором времени останутся лишь пенсионеры.

Все последние 25 лет Латвией управляют «блатники» второго сорта, считающие, что не зазорно обкрадывать свое государство и относиться к населению как к оккупированному племени. Если бы такое отношение к жителям было, например, в Греции, то там подобное правительство оказалось бы очень быстро сметено волной народного гнева.

Мы же помним, как во время кризиса власть там думала поднять пенсионный возраст и что сразу началось: массовые протестные демонстрации и битье машин. У нас такого не происходит. Протестная активность низкая. Притом всегда во всех грехах можно обвинить русских, чем правящие политики и пользуются.

— А была ли возможность изменить сложившуюся ситуацию? Когда Латвия прошла «точку невозврата»?

— Думаю, что критическим моментом была приватизация. Всё началось с этого, когда после приватизации, на украденные у народа деньги, стоящие у власти люди смогли очень хорошо обогатиться. На мой взгляд, если бы тогда приватизация была честной, то всё могло бы пойти по-другому. Но людей ведь просто ограбили, выдали каждому сертификаты, с которыми многие просто не знали, что делать. А правящие этим воспользовались и стали скупать их чуть ли не за бесценок. Вот так и произошел обман населения.

Пока не изменится мышление народа, перемен ожидать не стоит.
Сейчас мы видим, что образуются новые партии, вроде бы радеющие за простого человека. Однако цель-то у этих партий одна — пройти в Сейм. Латышские партии заняты лишь одним — критикой друг друга, но конкретных предложений по экономике я там не вижу. Поэтому, пока в политику не придут люди, способные созидать, а не разрушать, Латвия так и будет продолжать свое погружение в трясину.

— То есть ничего хорошего в ближайшее время Латвию не ждет?

— Думаю, да. Тем более что в мире сейчас тоже нестабильно. Мы всё время находимся на грани какой-то войны. Экономическая война уже идет, кибервойна — тоже. Начнется ли вооруженная война, сложно сказать. При той неопределенности, которая присутствует в США, всего можно ожидать. И тогда ясно, что и Латвии будущие перспективы не сулят ничего хорошего.