Пандемия коронавируса выявила целый спектр проблем в современной латвийской медицине.


С одной стороны, это самоотверженный труд медиков по спасению людей в условиях недостаточного финансирования и многолетнего игнорирования проблем медицины со стороны властей.

Но есть и другая сторона медали - господствующее положение врача, бесправие пациента, корпоративность и круговая порука медицинских менеджеров, безответственность и равнодушие к жизни и смерти пациентов. Именно такие негативные примеры демонстрирует Даугавпилсская региональная больница (ДРБ).

Один из последних вопиющих случаев в ДРБ произошел в июне. Об этом написали СМИ Даугавпилса и сообщили родственники больного в соцсетях.

Итак, в июне в этой больнице находился на лечении И.Иванов (имя и фамилия изменены по этическим соображениям).

4 дня доктор Егоров скрывал состояние пациента от родных, понимая, что те не смогут посетить и убедиться. Мужчина был отправлен в кардиологию вообще без УЗИ, по принципу «болит грудь, значит, сердце».

Спустя 4 дня другой врач признается, что состояние критическое, в легких уже вода, а мужчина эту ночь может не пережить. На вопрос жены, дают ли человеку инсулин, доктор ответил «я кардиолог и я тут лечу сердце». На вопрос, «как дочке проститься с отцом» больница предложила подождать 30 дней официальный ответ.

В этой ситуации, когда очевидно была допущена грубая врачебная ошибка, которая привела к критической ситуации, родственники обратились за помощью к члену правления больницы Григорию Семенову. Он в данной ситуации также попросил дочку пациента написать официальный запрос ему на mail! Но при этом оставил более 10 комментариев, пригрозив закрыть любую информацию для СМИ.

Родственники больного обратились в местные СМИ, изложив свою историю. Цитата из рассказа дочери пациента:

"Папа сейчас в тяжелом состоянии. Все в руках Божьих, мы верим… Но – если бы эту жидкость из легких откачали раньше, не на 4-й день нахождения в больнице?! Что делал лечащий врач все эти дни? Зачем папу держали в отделении, если не помогли? Зачем доктор хамит? И еще, на моего отца обратили внимание и начали оказывать помощь только когда позвонили завотделением. Получается, до того папа просто умирал в 7-й палате…"

В ответ Семенов стал угрожать, как родственникам, так и прессе за обнародование фактов о плохом лечении в больнице. Он также заявил, что эта история выдумана, а родственники и СМИ лгут. Семенов также распорядился закрыть доступ в больницу СМИ, опубликовавшему эту историю и запретил давать официальные комментарии.

Заметим, что руководитель больницы нашел время часами писать и читать комментарии, но не захотел связаться с заведующим отделением и прояснить ситуацию родственникам. Кто же должен был это сделать, если в руководимой им больнице, близкие больных людей несколько дней подряд не могут получить информации о том, что происходит? Разве глава больницы должен угрожать родственникам и журналистам за попытки понять, что происходит в больнице?

Приведем еще несколько примеров из жалоб жителей на ДРБ. Как неоднократно писали местные порталы, в больнице действуют жесткие ограничения на посещение умирающих родственников.

Например, Лариса Симонова поделилась трагической историей своего отца Ивана Медкова, умершего в этой больнице.

"Сейчас, во время пандемии, в ДРБ творится беспредел. Люди лишены возможности узнавать о состоянии родных. На посту отвечают, что не имеют право разглашать такую информацию. Много дней отца футболили из отделения в отделение. Я пыталась выяснить, какое у него состояние все это время. Только один раз мне позвонил доктор Ефремкин.

Я понимала, что отец уходит, умоляла его о встрече с папой, но мне было сказано, что его еще не стоит «списывать со счетов». В тот же вечер отца не стало. У пожилого человека, попавшего в больницу, сегодня нет шансов выжить. Каждый второй сочувствующий мне в социальных сетях написал, что подобная история происходила с их мамами, папами, дедушками и бабушками. Пожилые люди живыми из больницы не выходят. Потому что никому до них там нет дела."

Вот история даугавпилчанки Юлии из той же больницы.

«Поступила мама в ДРБ. Сделали ей тест на Covid 19, показавший отрицательный результат. Ее перевели в общую палату. Вчера маму выписали из больницы, но нужно сидеть дома 10 дней на карантине, так как в палату положили бабушку с симптомами, а через пару дней выяснилось, что у нее ковид. Вопрос такой: почему этой бабушке не был сделан тест перед тем, как поселить ее в общей палате, также как моей маме? Или на выходных поступающих больных в ДРБ не тестируют? Страшно представить, что может случиться, если мама подхватила в больнице ковид», - сообщила Юлия.

Главное, что объединяет эти истории - равнодушие к больным людям и их родственникам. И судя по реакции Семенова на критику лечения и отношения в ДРБ, правильных выводов руководство больницы так и не сделало.